Now Playing Tracks

Mlk

Вера Полозкова

anastasiaovi:

И он говорит ей: «С чего мне начать, ответь, — я куплю нам хлеба, сниму нам клеть, не бросай меня одного взрослеть, это хуже ада. Я играю блюз и ношу серьгу, я не знаю, что для тебя смогу, но мне гнусно быть у тебя в долгу, да и ты не рада».

Говорит ей: «Я никого не звал, у меня есть сцена и есть…

Не нравится, что люди из прошлого, те, которых я уже давно пытаюсь оставить в прошлом, упорно возвращаются в мою жизнь. Особенно пока я на отдыхе. Возвращаются недовольные, грубые и бесполезные. Хочу, чтобы вы остались в прошлом навсегда

Ииии 4.17 на часах. Я вроде как проснулась. Я в Москве. И, наверное, уже не люблю этот город. Во всяком случае не так, как раньше. Зато люблю предстоящий мне полет. И пусть он в огромном самолете на пять сотен человек, а цифры с массами, объемами и прочими величинами просто сводят меня с ума. И я правда не понимаю, как такое возможно. Но тем не менее.
И 4.21 на часах. И я совсем не знаю, о чем я сейчас и зачем я сейчас здесь.

Иногда приятно на время потеряться в другом человеке. Только опасно, потому что можешь потерять свой путь. Но мне кажется, что, в итоге, осознанно потеряться временно в мире другого - это сильно.

Чемоданы, самолеты и музыка

Как же я люблю летать! Собирать чемоданы не очень, но ехать в транспорте и, поглядывая в окно, рисовать картинки своего путешествия, тщательно подбирая музыку - люблю. И быть в аэропорту. Всегда приезжаю намного заранее, чтобы просто понаблюдать. Как же мне это нравится. И самолеты. И перелеты. Утренние, ночные, дневные, долгие, с небрежным перелистыванием бортового журнала.
А в Праге сегодня ужасно жарко. Совсем по-летнему даже. И еду я в лето, к теплому, соленому морю. К турниру по футболу, вкусной еде и босоногим прогулкам по побережью.
И много есть того, с чем нужно бы разобраться. Но, пожалуй впервые в жизни, мне вообще не хочется. Пусть все идет, как идет. Полностью полагаюсь на мой ветер перемен, что с середины лета ведет меня.
Хорошего мне полета. Сегодня и вообще.

When you get those rare moments of clarity, those flashes where things all make sense, you try desperately to hold on to them. They are the lifeboats for the darker times, when the vast nature of it completely eludes us. So the question of it all, or the question that should have been all along becomes…what would you do if you knew you only had one day, one week, or one month to live? What lifeboat would you grab on to? What secret would you tell? What band would you see? What person would you declare your love to? What wish would you fulfill? What exotic locale would you fly to for coffee? What book would you write?
One Week, Ben Tyler (via fuckyeahoneweek)

(Source: northern-gypsy)

Я никогда не принадлежал к числу тех, кто терпеливо собирает обломки, склеивает их, а потом говорит себе, что починенная вещь ничуть не хуже новой. Что разбито, то разбито. И уж лучше я буду вспоминать о том, как это выглядело, когда было целым, чем склею, а потом до конца жизни буду лицезреть трещины.
Маргарет Митчелл «Унесённые ветром»

Фильм, который мне не понравился

… вернул меня к моей же жизни. Это его бесспорный плюс, конечно.
Он дал мне простую истину - я устала от сложных сценариев.

Мне понравилось в Минске в этом году не из-за того, что я почти влюбилась в чудного мальчика с серо-голубыми. Понравилось, потому что было все легко. И мальчик, и друзья, и дом. Легко - не в смысле полного отсутствия испытаний или проблем, а в смысле способа преодолевать все это. И находить, и расставаться. И оставлять позади. И строить новое.

И фильмы я устала смотреть про будущее, про технологии, про антиутопию. Хочется простого - про шум ручья где-то недалеко от леса. Про могучие, огромные деревья, про ласковое пение птиц и нежное прикосновение утреннего солнца.

И книги хочется живые читать. Про то, что старо как мир. Про тех, кто с каждой страницей становится сильнее духом.

И человека рядом такого хочется, чтобы не задавал вопросов, не строил домыслы, не тратил нас на пустяки. А был со мной. Без скрытых смыслов, без рассуждений о другой родной душе. Просто мой был. Без цепей, контролей и отчетов о проделанной работе.

Есть истина в вине и теле, религии и постели, но я отыскал в тебе

знаешь, Мэри,
в моей голове
звери.
они бы тебя
съели,
если бы я разрешил.

но я их гоню из прерий,
на ключ закрываю двери.
сидят на цепях звери,
на ржавых цепях души.

а звери мои
ночью,
рвут кожу и плоть
в клочья.
и каждый их клык заточен.
играют на струнах жил.

но
все-таки,
между прочим,
/пусть я и
обес
точен/,
ты вся,
до ресниц и точек -
причина того, что я жив.

беги от меня, Мэри,
/прижмись же ко мне теснее/.
спасайся скорей, Мэри,
/ничто тебя не спасет/.

коснувшись тебя, Мэри,
попробовав раз,
звери,
живущие в моем теле,
хотят еще и еще.

ты знаешь, Мэри,
есть истина в вине и теле,
религии и постели.
но я отыскал в тебе.

и пусть сегодня
другой одеяло грею,
но спят мои злые звери,
тебя видя в каждом сне.

поверь,
я больше не буду зрителем,
скрываясь в своей обители,
до самых последних дней.
я прилечу с Юпитера,
в квартиру твою в Питере.

Мэри,
стань укротительницей
моих
диких
зверей.

(с) Джио Россо

We make Tumblr themes